Стихи Ляны Ремпель.

 
 

По пути богов.

На дне изумрудной чаши
Вина ли кровавый след?
И был прокуратор страшен,
Глаза устремив в рассвет.

Но так ли сюжет зловещий
Тогда расписал творец?
Как заворожённо блещет
В копье золотом венец!

Лонгин - человек Каифы,
Под сердце копье вонзил.
Тому, кто развеял мифы,
И Вагнера вдохновил.

Петух кукарекал дважды,
Заре подставляя грудь,
Когда Парсифаль отважный,
Открыл музыканту путь.

Над башнями Монсегюра,
Над крепостью в облаках
Летела музыка Тюра
К спасителю сквозь века!..

Смычок надломился! Страстный
На струнах мотив остыл:
Ужель итальянский мастер,
И тот ремесло забыл?..

И мальчик с душой поэта
И с акварелью в руках
Услышал музыку эту,
Кровь смахивая с виска.

Он мог говорить с богами!
Он был почти что пророк!
Но каменными стенами
Закрыт был путь на восток.

И вот уже Мефистофель
Нашёптывает ему!
И Фауста светлый профиль
Причудливо режет тьму.

Его этот рок поманит:
Копье, изумруд, шато.
Что был он святой романтик,
Никто не поймет, никто!..

Рунические предсказания.

Мне предсказуемость скучна,
А неизведанность опасна.
Я пью печаль свою до дна,
Но надо мной она не властна.

Я ухожу - не оглянусь.
Мой горький опыт стал уроком.
К чужому я не прикоснусь
Ни тайной глаз, ни словом робким.

Напомнит утром об огне
Зола остывшая в камине...
Я знаю, скоро или нет,
Но эта боль меня покинет.

Я к Господу не обращусь,
Властитель Тьмы меня рассудит...
И не сочувствия ищу,
И не боюсь, что скажут люди.

Не от подруги жду совет
В ладонях камни согревая.
Моих волшебных рун ответ
О будущем напоминает...

Вхождение в тайну.

На скрипке познанья играет чужой музыкант,
И звуки дурманят фальшивостью вкрадчивых струн...
О, боги, неужто меня покидает талант?
Которые сутки не слышу я шепота рун...

В прозрачное пламя вглядеться хочу и войти!
Но в отблесках шара хрустальная спит глубина.
Там призрачный кто-то стоит у меня на пути.
И снова, как в детстве, я в этой печали - одна...

Но вспомню сон вещий, где гриф над пустыней парил,
Где глухо и страстно струился крадущийся звук!..
Где юный монах мне ключи от ворот подарил,
Там падали тени, как падают руны из рук!

Мой знак посвященья, спаси предначертанный путь!
Я не угадаю его безраздельных границ...
В лучах полнолунья сумею согреться чуть-чуть.
В холодные камни вгляжусь из-под мокрых ресниц.

И в линиях тонких проявится тайны печать,
И в душу вольется огнем сокровенный поток!
И я расскажу все, что было и будет - опять -
Словами богов из нашептанных нескольких строк...

Под весенним небом грустным.

Под весенним небом грустным
Пропоет голубка рано...
Кот добычей жадно хрустнет!
Но жалеть ее не стану.

И в поток воды шумящей
Уроню кольцо нарочно.
Промолчу о настоящем,
И навек расстанусь с прошлым.

И когда мой милый странник
Полоснет запястье бритвой,
Я беззвучными губами
Прошепчу свою молитву.

Выну птичье оперенье
Из кошачьих лап когтистых,
И шагну ногою в стремя, -
Пусть мой конь помчится быстро!

И скользнет по коже ветер
Обжигающе холодный!
Никогда уже на свете
Я не буду так свободна!

То ли хитрый, то ли глупый,
Пролетит свой путь и встанет
Там, где кот поймал голубку,
Где порезал руку странник.

Моя душа из племени зверей!

Моя душа из племени зверей!
Она металась в загнанной волчице
И так хотела быть среди людей,
От серых шкур навек освободиться!

И кто-то добрый вскинул арбалет!
Взвилась стрела и желтый глаз пронзила!
И черной бездной раскололся свет!..
О,Господи, как больно это было!

Мечта сбылась. Душа моя потом
Теснила грудь того, кто чтил Изиду.
Но раб упал, подкошенный кнутом
И умер у подножья пирамиды.

О, как рыдала, бедная, над ним!
Из глаз раскосых смерть не в силах вынуть.
Но унеслась душа моя, как дым,
Чтоб к новой роли временно привыкнуть...

И череда людских ее страстей
Сменялась чередою жизней тленных.
А в памяти тоскующей моей
Был только раб, который строил стены...

Летела к свету, падала во тьму,
И умирала, чтоб родиться снова.
Жила в герое, сосланном в тюрьму
И веселила сердце у портного.

И вдохновляла мысли мудреца.
И тешила гордыню патриота!
Но не было прекраснее лица,
Чем смуглое, струящееся потом...

Пройдет душа причудливый свой путь,
Чтоб долюбить, достичь и доискаться!
А я, как раб, прилягу отдохнуть,
Чтоб без нее когда-нибудь остаться.

Птица.

Птица дивная, птица смелая
Прямо в форточку залетела.
Заметалась там, в тесной комнате,
Билась крыльями в дверь балконную!

Но измучилась, обессилила,
Уронила крылья красивые.
Стоном вырвался крик отчаянный!
И открыл окошко хозяин ей.

Показалось ей клеткой комната,
А была она птицей вольною.

Они навстречу мне неслись!
Блистали!
И сосны уходили ввысь
Крестами!
А мне бы спрятаться за них
От встречи!
А впереди - глаза-огни
Свечек!
но я устало не сойду
С дороги.
И, закричав, не упаду
В ноги.
И только в страхе я сведу
Ладони!
И - остановятся. Замрут
Кони.

Добро и зло.

Полнолуния белый шатер
Над Светланской раскинул крыла.
Кто-то вел о добре разговор.
Кто-то вышел на поиски зла...

Чья дорога длиннее была?
Чей тернистее выдался путь?
Только вышедший в поисках зла
У огня захотел отдохнуть.

И уталость настигла его
В неуютном кафе на углу.
И впервые за прожитый год
Он был весел и чуточку глуп...

Пустовало весь вечер кафе.
И в окошке грустила Луна...
И немножечко был "подшофе"
Путник наш, что присел у окна.

И за кем-то он там наблюдал.
И шальная идея зажглась:
Незаметно чужие он взял
Портмоне и ключи со стола!

И ликуя, шагнул за порог,
Чтоб продолжить свой тягостный путь!
Только прав был взведенный курок:
Пуля в спину! (А думал, что в грудь...)

Тот, кто деньги владельцу отдал,
О добре не устал размышлять.
А наш путник нашел, что искал.
И добро победило опять.

Я уйду в тишину берегов.

Я уйду в тишину берегов -
Пусть потоки бурлят без меня!
Мне понятнее символы снов,
Чем реальность вчерашнего дня.

Я не стану мечтать о песках
В позолоченной солнцем воде.
Спрячу белую прядь у виска,
Чтоб никто не сумел разглядеть.

И озвучит ночное окно
Злобный шепот осенних ветров.
Мне вернутья туда суждено,
Где не ведают души оков!

Я навеки забуду свой дом
И утрачу способность к словам...
Я не знаю, что будет потом,
Потому что уйдет мой талант.

Но запомню я дочери смех
И печальную старую мать
И его, обманувшего всех,
Чтобы только меня не предать.

В Зальцбурге.

Розы из пепла умел создавать Парацельс.
Жизнь, как и смерть, есть по сути чужая игра.
Только была непонятной другим его цель -
Вырастить эти цветы может каждый дурак!..

В душу отшельника не заглянуть никому.
Видится дьявольским знаком божественный дар.
И перепутав дороги из света во тьму,
Всякий спешит нанести побольнее удар!..

Гений развенчан. Навешаны все ярлыки.
Книги сгорели в кострах инквизиторской лжи.
Только мудрец оголтелому злу вопреки
В старом камине легонько золу ворошит.

Все в его власти. Но только зачем ему власть?
Клады известны. Но к золоту он охладел.
Не пожелать. Не солгать. Не убить. Не украсть!..
Где ж Ученик, о котором Учитель скорбел?

Через столетья ступаю под каменный свод.
Реку познания мне суждено переплыть.
Желтые розы кладу на могилу его,
Те, что так ловко из пепла он мог возродить!

На юге Франции.

На земле лангедокской,
Как средних веков реверанс,
Городок есть неброский
С названьем Салон де Прованс.

Узких улочек змейки
Влекут меня к дому. Ужель
Вот на этой скамейке
Сидел Нострадамус Мишель?..

Эхо в храмовом звоне
Задумчиво к сводам летит.
И тепло от ладоней
Принимает продрогший гранит.

Что я с вещими снами
Воздам одинокой душе?
Только памяти пламя
Оставляю в плену витражей.

Пусть для целой вселенной
Пророком ты стал навека.
Но в загадках катренов
Обо мне существует строка!..

Монсегюр.

В горах пиренейских полно нынче снега, -
Нет солнца почти.
Я скоро смогу дотянуться до неба, -
Давно я в пути!

Здесь память жива. Здесь души моей детство
(Я знаю!) прошло.
Неясной тоски родовое наследство
Сюда привело...

В глубинах пещер твоих каменных залов
Не видно фигур.
Мой рыцарь! Мой воин! Мой пленник усталый, -
Шато Монсегюр!

...И птица ударилась грудью о стену,
Упала к ногам!
В том знаке открылось дурное знаменье
О силе врага.

Четыре бесшумные тени скользили
По скалам в ночи.
Костры запылали! Вассалы Арно
Обнажили мечи!

Упавшая ласточка слабо качнула
Изломом крыла,
Обрушились стены, - земля содрогнулась
Под натиском зла.

И мартовский вечер кровавым угаром
Окрасил простор!
И рухнула вечность. Две сотни катаров
Взошли на костер!..

Но злой властелин из далекого Рима
Не ведал печаль.
Он верил: цена убиенных невинно -
Священный Грааль!

Но тщетным был поиск сокровищ волшебных
В чужих тайниках.
А боги спасли четверых Совершенных
С дарами в руках.

Их след затерялся в веках многоликих,
Но вера живет!
И кто прикоснулся к их тайне великой, -
С пути не свернет!..

...Над пропастью в скалах блуждающий ветер
Шептал мне о том,
Что мой Монсегюр меня радостно встретит,
Что это - мой дом.

Рунический алтарь на горе Пидан.

Черный ветер трубил над вершиной,
Призывая грозу и дожди!
Я спешила. И в надписи длинной
Каждый знак был похожим на стих...

Брызгал камень осколками в небо,
Принимая покорно слова.
И руническим символом Гебо
Я посмела богов призывать!

Волшебством незатейливых линий
Заклинала я их имена.
Мне ответили ветром и ливнем!
И от солнца горела спина!

Перевенутой руной веселья
В эту тайну навек я вплелась...
Алой капелькой крови, как зельем,
На алтарь моя жизнь пролилась.

Мой странник.

Мой вечный странник в мире звезд и знаков!
Далекий остров в море суеты.
Чужую жизнь меняя, ждешь, однако,
Ты от своей добра и красоты...

Свет мудрости, печальный и прекрасный,
Уж сколько лет твой освещает путь.
Судьба жреца его Богам подвластна.
Но и молвы людской нельзя минуть...

Ты для одних - коварства злого гений!
А для других - возмездия исток.
Но истине своей ты не изменишь, -
Как прежде, молчалив и одинок...

И тайны ореол - твой крест поднятый -
И злит, и привлекает, и страшит!
Не понятый, а значит, - непонятный,
Ты никому не открывал души.

Где боль твоя, - там боль давно чужая...
Судьбы твоей заветная печать...
И, может быть, один ты только знаешь,
Как трудно верить, но труднее - знать.

Рунескрипт.

Я скальд. Я божество. Я режу руны.
Я защищаю дерево от ветра.
Его души невидимые струны
И музыку в листве дубовых веток.

Его корней живительные силы
Хочу узнать и спрятать от вандалов!
Возлюбленную Фрэйу я просила,
А именем Herne я приказала.

И Дух Огня вошел в мои ладони,
Дал твердость пальцам, а душе - отвагу.
И Фрэйа в предрассветном небосклоне
Мне вычертила имя руны Лагуз!..

И подал знак мне Лорд дорог скрещенных.
И саламандра в пламени метнулась!
От всех деревьев, мною защищенных,
Великий Один, я к тебе вернулась!..

Заповеди.

Врезалась ночь в пустынный берег
И пес беспомощно скулил.
А тот, который в Бога верил,
Мне одиночество сулил.

Его нехитрые уроки:
«Не укради, не пожелай...»
Я соблюдала очень строго,
И все же грешницей была!..

Я шла безлунным коридором
По устью высохшей реки,
И было страшно, что нескоро
Коснусь единственной руки.

Я тридцать три открыла двери!
Невыносим был этот путь!
А тот, который в Бога верил,
Мне говорил: покорной будь.

Велел мне кланяться без счета
И называть себя рабой.
И подставлять вторую щеку,
Когда ударят по одной!

Но я нарушила основы, -
Запретную открыла дверь.
И там спросила у другого:
Как жить отступницей теперь?

Он был печален. Мудр и светел,
Посланник тайный черных сил.
Он мне задумчиво ответил:
Не верь. Не бойся. Не проси.

Посвященная.

Я не к Богу обращаюсь, -
В рай дорога не по мне.
Свою душу посвящаю
Повелителю теней.

И под тайные наветы
Всех завистливых подруг
В черный круг войду навеки
И покину белый круг.

А Луна печалью тронет
Просветленное лицо
И откроет на ладони
Соломоново кольцо.

Всадник черный - гость не праздный
Прилетит из тишины,
И меня узнает сразу
Он по метке Сатаны.

Мне назначено свиданье
На краю Пидан-Горы,
Где тревожат ожиданьем
Ритуальные костры.

Разразится громом шепот:
Будет так! И я пришла.
И сольются в крик и топот
Обнаженные тела!

И ко мне шагнет из ночи
Повелитель силы зла!
И поднимет сонно очи
Бафамета голова.

Вспыхнет зеленью болотной
Косоглазья ведьмин блеск!
Запах крови свеж до рвоты!
Содрогнется в стрхе лес!..

И печатью губ касаясь
Молодого мудреца,
Посвященная, не каюсь, -
С ним останусь до конца.

Я так верю рукам!
Что мне делать, Оракул?
На осколках твоих
Керамический дух...

Пальцы - в форме цветка,
А ладони - кораблик.
Знак один на двоих...
Кто мой друг?

Я тебе не солгу,
Торопливость святая!
Но неужто ушло, -
Не смогла уберечь!..

От языческих губ
Весть ко мне прилетает:
Первозданное зло -
Вот твой меч!

Отрешенности свет
На магическом знаке.
В бесполезности фраз
Смысла меньше, чем лжи...

Твой, Оракул, ответ:
Первый знак в Зодиаке,
Обнаженный Огонь,
Надо жить. Надо жить.

Вещие сны.

Русалочьим криком сова в тишине прохохочет!
Взмахнет кнутовищем рука на изломе полночном!
И вырвется дьявольский свист испугавшейся птицей!
И пенною гривой накроет меня кобылица!
Над черными елями лунное море заблещет!
Знамением станет полет кобылицы зловещей.
Кольнет подсознание - пальцы поводья ослабят.
В них спрятана сила, которая с ведьминской сладит.
Но бьется тоска, там где грань между телом и духом:
Не сбудется сон никогда, что приснился под утро!..

Бессонница.

Лица! Лица! Дьявола маски!
Как испанские чудо-капричос!..
Кто-то смотрит зловеще-ласково
На мои ладони капризные.

Я немножко его боялась.
Я его приручить хотела!
И уродливо изгибалось
Чье-то полуистлевшее тело!..

Я кормила его сметаной.
И в гримасах корчились лица!
Черный жук, перламутрово-странный,
Как большая хищная птица.

Поднял он смоляные веки,
Он ко мне потянулся лапой!
И в глазах его человечьих
Я увидела боль и слабость...

С любовью, Ляна Ремпель

Назад | Наверх